Сибиряк, покоривший Мертвое море

27 марта 2008 года исполнилось 47 лет со дня смерти основателя первого химического предприятия на Мертвом море – Моисея Абрамовича Новомейского.

Дед Моисея Абрамовича – Хайкель, был сослан в Сибирь за помощь, оказанную польским повстанцам и предоставление им убежища во время восстания 1830–31гг. Путь на Байкал ссыльные проделали пешком и длился этот поход почти 4 года.

После прибытия из Польши, в первые годы своей Баргузинской жизни, семья не могла выбиться из нужды. Первые деньги на новом месте Новомейский получил за то, что выкопал подпол в доме декабриста Михаила Кюхельбекера. Постепенно материальное положение семьи упрочилось – трудами и заботами бабки, которая быстро сообразила, что лучший источник дохода – это вывоз рыбы. Торговля рыбой дала средства не только на прокорм семьи, но и на обучение сына. Сын унаследовал ее энергию и уже в 15 лет стал ее правой рукой, помощником, занявшись подвозом провианта и снаряжения на открывшиеся тогда рудники. Со временем Абрам сам взялся за горное дело, сначала на арендуемом участке, а потом на делянках, приобретенных у покинувших Сибирь золотоискателей.

Новомейский Абрам Хайкелевич

После смерти Кюхельбекера его дом, маленькое строение с мезонином, был приобретен Новомейскими; именно в этом доме, 25 ноября 1873 года и родился будущий родоначальник химической индустрии Израиля. К гимназии мальчика подготовил один из ссыльных революционеров, обучавший его старших сестер. В одиннадцать лет Моше уехал в Иркутское техническое училище, он был первым из шести детей Абрама Хайкелевича, покинувшим отчий дом. Отец мечтал, чтобы его старший сын стал горным инженером, поэтому после окончания училища Моше продолжил учебу в Рудной академии в Клаустеле (Германия).

Семья А. Новомейского, 1893 год.
Молодой человек в форме технического училища - Моше Новомейский

Детство, проведенное среди ссыльных революционеров, повлияло на становление характера и мировоззрение многих юных сибиряков, среди которых были и дети А. Новомейского. Все они были увлечены идеями социал-демократии. Мой дед Семен, младший брат М. Новомейского, не закончил обучение: накануне экзаменов он был арестован и обвинен в пропаганде против существующего строя, отсидел 2 года в тюрьме, а затем был “определен” на 4 года ссылки. Сам Моисей Абрамович, как следует из “Воспоминаний террориста” Бориса Савинкова, в 1905 году был арестован вместе с несколькими эсерами из боевой организации и провел 7 месяцев в Петропавловской крепости.

Старшая сестра, Мария Абрамовна Цукасова, занималась активной деятельностью в Социал-демократической партии, прятала в своем доме в Иркутске членов партии, организовывала побеги. В 1911 году она была арестована на съезде в Москве и несколько месяцев просидела в Бутырках.

Вернувшись домой в Забайкалье после обучения в Германии, Моше построил в деревне Алга фабрику для добычи и очистки глауберовой соли, доставил из Англии на реку Ципикан первую в Восточной Сибири драгу для добычи золота. Во время поездок в Англию для закупки оборудования Моше встречался с членами различных революционных партий, находящихся в эмиграции. Он был лично знаком с Г. В. Плехановым, П. А. Кропоткиным, Л. Д. Троцким и “бабушкой русской революции” Е. К. Брешковской.

Еще задолго до революции Моше впервые заинтересовался химическим потенциалом Мертвого моря, а в 1911 году провел первые исследования вод Мертвого моря и снова вернулся в Россию. Во время Первой мировой войны и революции он был председателем национального совета евреев Сибири и главой Сибирского сионистского центра.

Гражданская война разделила семью на две части: Моше с матерью и двумя сестрами в 1920 году уехал в Эрец Исраэль, а его старшая сестра и братья покинули Баргузин, но остались в России. Мария Цукасова работала в Наркомпросе под руководством Н. К. Крупской, а мой дед Семен из золотопромышленника превратился в бухгалтера небольшой артели.

Путь в Палестину был долгим: через Владивосток, Монголию, Улан-Батор и Китай. Прибыв в страну, Моше принялся за осуществление своего плана разработки природных богатств Мертвого моря. Частных капиталов из-за границы почти не поступало, а британское правительство не было заинтересовано в развитии экономики подмандатной территории.

Когда Новомейский обратился к британской администрации с просьбой о выдаче концессии на разработку брома и поташа, содержащегося в водах Мертвого моря, он увидел неподдельное изумление: "Но разве Вам неизвестно, что белый человек не может жить в этих краях?". Однако Моше с необычным упорством продолжал добиваться своей цели.

Невозможно рассказать подробно, какую тяжелую борьбу пришлось выдержать Новомейскому с британскими мандатными властями, с антисемитскими кругами Лондона, с международными промышленными корпорациями. Восемь лет ему пришлось добиваться концессии. Английские власти всячески противились выдаче концессии еврею. Раздавались даже голоса, утверждавшие, что с помощью русских евреев большевики намерены прибрать к рукам Палестину. Во избежание политических и экономических осложнений, концессия на добычу брома и поташа из вод Мертвого моря была получена Моше совместно с англичанином майором Таллоком. В том же году на севере Мертвого моря была основана Палестинская поташная компания. В 1934г. на юге Мертвого моря, в Сдоме, был основан второй завод компании.

 

Москва, 1936 г.
Мария Абрамовна Цукасова,
братья Новомейские: Моисей, Ефим и Семен
(Моше слева)

Последний раз посетить Россию и повидать родных Моисей Абрамович сумел в 1936 г, побывав в Москве на 65-летии своей сестры М.А. Цукасовой.

В Палестине Моше не прекращал своей активной сионистской деятельности, принимал активное участие в борьбе за создание еврейского государства, был казначеем вооруженной организации “Хагана”. Геологические изыскания показали, что вновь обретенная еврейская Родина не так уж бедна, что Мертвое море располагает фантастическими запасами поташа, поваренной соли, магнезии и брома. Было установлено, что количество поташа, которое можно извлечь из Мертвого моря, достаточно для удовлетворения потребностей всего мира в течение 200 лет.

В самом конце Второй мировой войны Новомейский разработал проект расширения производства путем создания сети плотин, в результате чего южная часть моря-озера должна была превратиться в огромный изолированный бассейн, предназначенный для осуществления процесса испарения и оседания солей. Это повысило бы рентабельность производства.

Вторая мировая война не повлияла на налаженное хозяйство, и уже в 1947 году комбинат на Мертвом море занял второе место по выпуску брома в мире. Однако после отказа Англии от мандата и решения ООН о создании в Палестине двух государств – еврейского и арабского – началось вторжение арабских армий в пределы Государства Израиль. Предприятие в северной части Мертвого моря было захвачено и разрушено иорданским Арабским легионом, в то время как южный завод остался на территории Израиля.

В 1952 году заводы, построенные М. А. Новомейским, вошли в состав новой компании "Предприятия Мертвого моря", большинство акций которой принадлежит государству.

Историю своей интересной, богатой событиями жизни Моше Новомейский изложил в своей книге "От Байкала до Мертвого моря", которая (на русском языке) опубликована в 1979 г. в "Библиотеке Алия". В Израиле снят документальный фильм о М. Новомейском.

Умер М. А. Новомейский в 1961г. в Париже, а прах его покоится на кладбище в Тель-Авиве недалеко от могилы матери Хаи Руфовны.

Виктор НОВОМЕЙСКИЙ
г.Екатеринбург

 

Карандашный рисунок Моисея Абрамовича Новомейского, сделанный им перед отъездом семьи из Баргузина в 1921 году. На рисунке изображён дом, купленный Абрамом Хейкелевичем у вдовы Михаила Карловича Кюхельбекера.

Фотография этого же дома, сделанная в 1910 году.

Семья Виктра Абрамовича Новомейского, правнука Семена Абрамовича Новомейского.

Hosted by uCoz